КАК ДЕЛА У ВАГИЗА МИНГАЗОВА?

Почти 1200 исков о банкротстве физлиц поступило в Арбитражный суд РТ при новом законе, но потенциальных банкротов в 10 раз больше

«БИЗНЕС Online» представляет второй обзор личных банкротств в Татарстане. Из него вы узнаете, кто из банкиров сумел найти «обидчика» певца Салавата и договориться «по-мирному» и зачем суд обратился к органам опеки в деле о несостоятельности Вагиза Мингазова. Тем временем разыскиваемый приставами сын директора ТРК «Тандем» работает в Горгазе на зарплате в 8300 рублей, а бывший хозяин ТК «Олимп» Ильгиз Минкин не может уплатить долг в 615 млн. с пенсии в 17 тыс. рублей.

УРОЖАЙ БАНКРОТСТВ — 2016

«БИЗНЕС Online» подготовил новый обзор с «фронта» личных банкротств в Татарстане, в котором мы подводим итоги всего прошлого года. Героями первого стали известные персоны с крупными долгами, на которых были поданы заявления о банкротстве в первом полугодии 2016-го. В этот «звездный список» попали основатель «Вамина» экс-сенатор Вагиз Мингазов, бизнесмен и бывший депутат Госдумы Ринат Губайдуллин, автодилер Лирон Латыпов с поручительством на сумму свыше 325 млн. рублей, бывший предправления банка-предтечи «Анкор Банк Сбережений» Эвелина Филина и многие другие.

Сегодня мы рассмотрим общие итоги 2016 года. За этот период в Арбитражный суд Республики Татарстан поступило 920 заявлений о признании «физиков» банкротами, их которых 156 имеют статус ИП. Также пресс-служба суда на запрос «БИЗНЕС Online» сообщила, что за все время действия закона о банкротстве физических лиц (с 1 октября 2015 года по конец 2016-го) поступило 1188 заявлений о банкротстве, из них ИП — 189. Сразу уточним, что в наш обзор попадают все лица, на которых так или иначе подавались заявления на банкротство. Хотя с правовой точки зрения, чтобы считаться банкротом, нужно, чтобы в отношении вас была введена процедура реализации имущества.

В прошлом году банкротами были признаны 362 человека (их имущество уже начали продавать за долги), из них только 40 — индивидуальные предприниматели. К сожалению, статистические данные о случаях распродажи имущества физлица на торгах отсутствуют в информации, предоставленной арбитражем. Его представители лишь указывают, что эти данные публикуются в газете «Коммерсант» и сайте реестра сведений о банкротстве. На более ранней стадии (реструктуризации долгов) находятся 403 неплатежеспособных гражданина. При этом 118 заявлений о признании граждан банкротами были возвращены заявителям.

Также в ответе за подписью заместителя председателя татарстанского арбитража Любови Кочемасовой сообщается, что в апреле 2016 года сформирован отдельный судебный состав, специализирующийся именно на рассмотрении дел о банкротстве граждан. Сейчас эта структура состоит из пяти судебных отделов.

ЛЮДИ НА ГРАНИ: САЛАВАТ, МУРАВЬЕВ И ТОПЫ «АКОСА»

Начнем с новых имен — граждан, в отношении которых только поданы заявления, но исход дела еще не определен. Пожалуй, самым ярким персонажем здесь является певец Салават Фатхетдинов. Заявление на его банкротство от Банка Казани поступило в конце прошлого года, следующее заседание назначено на 9 марта. Впрочем, по нашим сведениям, все должно завершиться мировым соглашением: у певца нашелся состоятельный поклонник, готовый вернуть за него долг.

Акибанк подал на банкротство соучредителя резиденции креативной индустрии «Штаб», учредителя газеты KazanFirst и куратора госпрограммы управления талантами Ярослава Муравьева. Последний так изложил «БИЗНЕС Online» свою версию событий: «Они [Акибанк] постоянно это делают, уже третий раз подают [заявление о банкротстве]. Я эти деньги не получал, они об этом прекрасно знают». В банке ситуацию вообще не комментируют. Между тем в базе судебных приставов в отношении Муравьева появилось свежее исполнительное производство на 4,2 млн. рублей, датированное 30 сентября 2016 года.

Нелегкие времена переживают автодилеры. В прошлом году отделение Сбербанка в Татарстане, возглавляемое Рушаном Сахбиевым, потребовало признать банкротами пять топ-менеджеров холдинга «АКОС»: руководителя группы Александра Старикова, а также Василия Вахрамеева, Эдуарда Мухтарова, Сергея Кулагина и Михаила Котлярова. Однако атака на руководство компании, выступившее поручителем по кредитам, не удалась. Дело в том, что банки могут подавать на банкротства заемщиков сразу, без отдельного «просуживания» долга. Но в отношении поручителей суды пришли к мнению, что по ним нужно отдельное судебное решение о взыскании, без него их не могут признать банкротом. А так как поручители — «физики», то иски должны подаваться не в арбитраж, в а суды общей юрисдикции. Кредитные организации продолжают предпринимать подобные попытки — скажем, на Старикова заявление подал еще и «Тимер Банк», но опять-таки безуспешно.

Обанкротить попытались и Марата Кагарманова — экс-генерального директора МУП «Департамент продовольствия и социального питания Казани». Сразу два заявления на него подал некий Ильдар Сафиуллин, однако вскоре сам же и отозвал одно из них. Получит ли дело продолжение или конфликт на этом исчерпан — пока неизвестно.

ЗАСТРОЙЩИКОВ ОБЛОЖИЛИ «ФЛАЖКАМИ»

Кредиторы начали охоту и на опальных строительных магнатов. Они уже успели припугнуть главу ГК «Фон» Анатолия Ливаду и его финансового директора Диану Ахметзянову. Инициатором дела выступил «Тимер Банк», основываясь на поручительствах на невыплаченый долг в 113 млн. рублей компанией «Фон-Ривьера». Заметим, это был первый иск, поданный кредитной организацией или компанией с требованием обанкротить лично главу «Фона». Но оппоненты вынули из рукава неожиданный козырь — допсоглашение, по которому срок действия поручительства уже истек. Кроме того, банк не смог предоставить решения судов общей юрисдикции о взыскании спорного долга именно с физлиц. Так что на данный момент арбитраж отказал в этих заявлениях на банкротство.

Тот же «Тимер Банк» также охотится и за «скальпом» Рашида Аитова. После первой неудачной попытки в середине 2016 года банк (очевидно, посчитав, что вода камень точит) уже 31 января подал новый иск с тем же требованием. Впрочем, для Аитова, уже более года коротающего время в СИЗО, банкротство — не худшее из зол.

СПАСИТЕЛЬНЫЙ «КЕВЛАР» ДЛЯ СЫНА УПРАВЛЯЮЩЕГО «ТАНДЕМОМ»?

ООО «Кевлар» подало на банкротство Яна Зарифовасовладельца банкротящегося ООО «ХК «Тетра-Инвест» и сына директора ТРК «Тандем» Шамиля Зарифова. Согласно базе судебных приставов, на Зарифове-младшем висит исполнительный лист на 64 млн. рублей. Корреспондент «БИЗНЕС Online» побывал на весьма любопытном заседании, в ходе которого представитель ответчика объявила, что сейчас он трудоустроен в Горгазе с зарплатой в 8300 рублей! А в коридоре ее поджидал судебный пристав, который объявил, что сын директора «Тандема» фактически находится в розыске у его службы, которой никак не удается вручить требования о взыскании долга. Также пристав с прищуром оглядел юриста ООО «Кевлар», отметив, что их адрес подозрительно совпадает с одной из контор Зарифова.

Энергобанк подал на банкротство Рафаэля Фаттахова, как ранее известного как владельца крупных топливозапровочных компаний ООО «Чулпан-Трейд» и ООО «Ойл-Тэк» и бывшего чиновника министерства регионального развития РФ.

Дело о банкротстве Фаттахова рассматривается довольно долго, но особых подвижек в нем пока не происходит. Пока Энергобанк предъявляет бизнесмену лишь 520 тыс. рублей, но размах претензий может быть больше. Так, в банкротном деле компании «ОйлТек» (90% которого владеет Фаттахов) требования кредитной организации составляют 70 млн. рублей (первоначально заявлялось 250 млн. рублей). При этом в судебных документах указывается наличие поручительства как Фаттахова, так и иных топ-менеджеров. Впрочем, в определение арбитража включен длинный список заложенного имущества, в том числе земельные участки, автозаправки и даже несколько танкеров, которые, возможно, полностью покроют долг. Хотя еще вопрос, что лучше — стать на бумаге несостоятельным гражданином, у которого вдруг не оказалось имущества (и с которого лишь спишется долг) или избежать банкротства, но лишиться вполне себе реальных активов?

ООО «ПКФ ПрофСтройСервис» подало на банкротство Рамиля Забирова, известного как руководитель фирм «Сфера» и «Сфера+», участвовавших в строительстве соципотечного жилья в Казани несколько лет назад. Претензии в интервью к ним тогда предъявлял директор ОАО «ЖИК города Казани» Камиль Хусаинов: «Работали на объектах соципотеки. На их счету 16-этажный дом на Чапаева (строительный номер 1-42). И, что самое интересное, там применялась та же технология. Зашли, построили сколько смогли, а потом заявили: у нас денег нет». Другие проблемы Забирова связаны с еще одной его компанией — ООО «Гранит», с нее и с него лично в Вахитовском суде взыскано 1,7 млн. рублей. В отношении бизнесмена введена процедура реструктуризации долгов.

Тем временем Татфондбанк за долг в 15 млн. рублей намеревался обанкротить Фарита Рахимова — гендиректора и совладельца «СХП им. Рахимова». На его родственнице женат экс-депутат Госдумы РФ Ринат Губайдуллин — бывший партнер Роберта Мусина, с которым они в свое время «побили горшки». Свою копейку в процесс подкинул и Россельхозбанк, включившись в реестр кредиторов с 596 тыс. рублей. Однако дело в итоге было прекращено по довольно забавной причине: ни должник, ни кредиторы не взялись продолжить финансирование банкротства.

СПАСИТЕЛЬНЫЙ «КЕВЛАР» ДЛЯ СЫНА УПРАВЛЯЮЩЕГО «ТАНДЕМОМ»?

ООО «Кевлар» подало на банкротство Яна Зарифовасовладельца банкротящегося ООО «ХК «Тетра-Инвест» и сына директора ТРК «Тандем» Шамиля Зарифова. Согласно базе судебных приставов, на Зарифове-младшем висит исполнительный лист на 64 млн. рублей. Корреспондент «БИЗНЕС Online» побывал на весьма любопытном заседании, в ходе которого представитель ответчика объявила, что сейчас он трудоустроен в Горгазе с зарплатой в 8300 рублей! А в коридоре ее поджидал судебный пристав, который объявил, что сын директора «Тандема» фактически находится в розыске у его службы, которой никак не удается вручить требования о взыскании долга. Также пристав с прищуром оглядел юриста ООО «Кевлар», отметив, что их адрес подозрительно совпадает с одной из контор Зарифова.

Энергобанк подал на банкротство Рафаэля Фаттахова, как ранее известного как владельца крупных топливозапровочных компаний ООО «Чулпан-Трейд» и ООО «Ойл-Тэк» и бывшего чиновника министерства регионального развития РФ.

Дело о банкротстве Фаттахова рассматривается довольно долго, но особых подвижек в нем пока не происходит. Пока Энергобанк предъявляет бизнесмену лишь 520 тыс. рублей, но размах претензий может быть больше. Так, в банкротном деле компании «ОйлТек» (90% которого владеет Фаттахов) требования кредитной организации составляют 70 млн. рублей (первоначально заявлялось 250 млн. рублей). При этом в судебных документах указывается наличие поручительства как Фаттахова, так и иных топ-менеджеров. Впрочем, в определение арбитража включен длинный список заложенного имущества, в том числе земельные участки, автозаправки и даже несколько танкеров, которые, возможно, полностью покроют долг. Хотя еще вопрос, что лучше — стать на бумаге несостоятельным гражданином, у которого вдруг не оказалось имущества (и с которого лишь спишется долг) или избежать банкротства, но лишиться вполне себе реальных активов?

ООО «ПКФ ПрофСтройСервис» подало на банкротство Рамиля Забирова, известного как руководитель фирм «Сфера» и «Сфера+», участвовавших в строительстве соципотечного жилья в Казани несколько лет назад. Претензии в интервью к ним тогда предъявлял директор ОАО «ЖИК города Казани» Камиль Хусаинов: «Работали на объектах соципотеки. На их счету 16-этажный дом на Чапаева (строительный номер 1-42). И, что самое интересное, там применялась та же технология. Зашли, построили сколько смогли, а потом заявили: у нас денег нет». Другие проблемы Забирова связаны с еще одной его компанией — ООО «Гранит», с нее и с него лично в Вахитовском суде взыскано 1,7 млн. рублей. В отношении бизнесмена введена процедура реструктуризации долгов.

Тем временем Татфондбанк за долг в 15 млн. рублей намеревался обанкротить Фарита Рахимова — гендиректора и совладельца «СХП им. Рахимова». На его родственнице женат экс-депутат Госдумы РФ Ринат Губайдуллин — бывший партнер Роберта Мусина, с которым они в свое время «побили горшки». Свою копейку в процесс подкинул и Россельхозбанк, включившись в реестр кредиторов с 596 тыс. рублей. Однако дело в итоге было прекращено по довольно забавной причине: ни должник, ни кредиторы не взялись продолжить финансирование банкротства.

КРЕВЕТОЧНЫЕ ПРОЖЕКТЫ И НЕПОСИЛЬНАЯ ИПОТЕКА

«Таткоммунпромкомплект» стряс должок с Рината Загидуллина, который в качестве гендиректора ООО «ЦеПТ-Булгар» получил известность в связи с неожиданным проектом по сбору биогаза со свалки и выращиванию в Челнах креветок с использованием этого ресурса. Его долг перед кредитором составлял 1,8 млн. рублей, и в отношении бизнесмена была даже введена процедура реструктуризации долгов. Но Загидуллин сумел выйти из неприятного положения, выплатив долг и избежав участи банкрота. Правда, его ООО «ЦеПТ-Булгар», как видно по информации из системы «Контур-Фокус», серьезной деятельности сегодня не ведет.

Татфондбанк подал на банкротство Хисматуллина Арслана Айсатулловича. ФИО последнего совпадают с данными гендиректора ООО «ГлавСтрой», одного из участников строительства стадиона «Казань Арена» (согласно данным базы «Контур-Фокус», баланс компании за 2015 год рухнул на 83%, а в конце 2012 года составлял 1,2 млрд. рублей). Это дело явно выбивается из однотипных «бизнес-банкротств» физлиц. Свое заявление банк подал из-за прекратившихся выплат по ипотеке: Хисматуллин взял кредит на 2,6 млн. рублей с ежемесячными платежами в 35,3 тыс. рублей, однако сорвал график платежей. Интересно, что суд признал заявление банка необоснованным — нет доказательств того, что банк правильно провел досудебные процедуры, кроме того, есть залоговое имущество (должник зарегистрирован в квартире в Казани на улице Зорге) стоимостью 3,2 млн. рублей. Интересно, что Хисматуллину даже удалось взыскать с банка 9 тыс. рублей за оплату своего юриста. Удастся ли ему спасти квартиру другой вопрос.

«У МЕНЯ ВСЕ, ЧТО МОЖНО БЫЛО, УЖЕ ЗАБРАЛИ»

Далее в нашем списке следуют бизнесмены, не попавшие в наш прошлый обзор, но сумевшие за это время стать полноправными банкротами — они вступили в финальную стадию, процедуру реализации имущества.

Первым здесь идет, конечно же, бывший казанский ресторатор Айрат Забиров, он же экс-зять главы ГЖФ Талгата Абдуллина. «У меня все, что можно было, уже забрали: и квартиру, и единственное жилье, и машину», — говорил он ранее, объясняя, что ему больше нечем платить кредиторам. На банкротство Забирова за долг в 2,1 млн. рублей подало ООО «Аренда-Сервис», которое возглавляет Сулейман Абунагимов — совладелец Suleiman Palace. В этом отеле, расположенном в центре Казани, Забиров арендовал помещение площадью 1 тыс. кв. м для ресторана «Хурма». Это двухуровневое заведение на 250 мест со средним чеком в 700 рублей было открыто летом 2014 года на улице Петербургской.

Создатель и бывший совладелец торговой сети DOMO Антон Сайфутдинов также признан банкротом. Первоначально претензии к нему предъявил Татфондбанк, потребовав вернуть кредит в 4,8 млн. рублей. Всего же в реестр кредиторов были включены требования на 31 млн. рублей. Однако после анализа финансового состояния должника выяснилось, что кроме гаража и стояночного места на Сайфутдинове ничего нет. А буквально на днях финансовый управляющий бизнесмена взял самоотвод.

Вдохновитель проекта производства мраморного мяса в Татарстане Игорь Грушелевский в начале февраля признан банкротом. В его отношении также введена процедура реализации имущества. Бизнесмен известен как давний партнер и друг депутата Госдумы и совладельца «КВ-Агро» Айрата Хайруллина, с которым они вместе начинали реализацию мясного проекта «Русский мрамор». При этом, по данным информированных источников, еще в сентябре 2014 года производство — точнее, принадлежащие Грушелевскому 75% — было переоформлено на его мать.

Как ранее писал «БИЗНЕС Online», Грушелевский имеет поручительства на 2 млрд. рублей, которые им не оспариваются и могут войти в реестр кредиторов. При этом бизнесмен активно сопротивлялся входу в реестр кредиторов одной татарстанской бизнес-группы — компании «ТрастИнвестСтрой» из села Усады (за которой, предположительно, стоит бывший директор казанского филиала Росбанка). На данный момент компании в реестр кредиторов войти не удалось.

КАК ДЕЛА У ВАГИЗА МИНГАЗОВА?

Теперь о том, как продолжается процесс банкротства у наиболее ярких представителей нашего прошлого обзора. Номер один в этом списке, депутат Госсовета РТ и создатель молочной империи «Вамин» Вагиз Мингазов, тоже вошел в последнюю стадию банкротства. В реестр включены требования пяти кредиторов: АО «Татагролизинг» — на 5,7 млрд. рублей, ООО «Казаньагропродукт» — на 1,7 млрд. рублей, ООО «УК «ТатИнк» — на 292 млн. рублей, АО «Юникредит Банк» — на 129 млн. рублей и ПАО «Банк ВТБ» — на 409 млн. рублей.

Финансовый управляющий Мингазова сделал вывод, что в деле отсутствуют признаки фиктивного и преднамеренного банкротства. По его мнению, у Мингазова есть возможность погашения задолженности (!) за счет реализации имущества, а именно, доли должника в уставном капитале юридического лица — акционерного общества «АСПК». Хотя здесь, скорее, он просто не совсем корректно сформулировал тезис. Как ранее сообщили СМИ, выставленная на торги доля Мингазова в Арском кирпичном заводе составляет 0,0463% в уставном капитале акционерного общества. Такой пакет вряд ли будет кому-то интересен, кроме владельцев завода, главным из которых является Иван Егоров. «Предприятие более чем на 90 процентов контролируется АО „Холдинговая компания „Ак Барс“ напрямую и через зависимые общества. Может быть, представители холдинга или работники АО „АСПК“ приобретут этот миноритарный пакет по стартовой цене», — отметил руководитель «Финам-Казань» Руслан Жуков.

Суд позаботился и о детях Мингазова, трое из которых еще не достигли совершеннолетия: к делу привлечен орган опеки и попечительства. Остается только дождаться результатов распродажи имущества.

Как известно, заявление на упомянутого выше Губайдуллина в первый же день вступления в силу норм о банкротстве физлиц подало ООО «Птицеводческий комплекс «Ак Барс». В итоге известного агропромышленника, бывшего депутата двух созывов Госдумы, на закате политической карьеры ставшего советником гендиректора татарстанского ЗАО «Агросила групп», признали несостоятельным. Его долг перед структурой егоровского холдинга составлял 215 млн. рублей. Позже реестр расширился до 782 млн. рублей, включая требования, обеспеченные залогом имущества. Сейчас имущество Губайдуллина распродается с торгов, итог которых еще не подведен.

Банкротом признан и Ильгиз Минкин, бывший депутат Казгордумы и ключевая фигура бизнес-империи «Олимп». Он, в частности, являлся одним из поручителей по кредиту на 550 млн. рублей в Сбербанке. Деньги бизнесмен взял на строительство комплекса на улице Зорге, включающего в себя трехзвездочную гостиницу в 14 этажей и трехэтажный торговый центр с подземным паркингом. И в этом деле встречаются любопытные формулировки. В документах говорится, что у Минкина имеется постоянный источник дохода — пенсия в размере 17 тыс. рублей. Но с учетом того, что должник может выплачивать из пенсии не более 11 тыс., «погашение долга на сумму 615 миллионов рублей невозможно». Отметим, что торги по «Олимпу» должны были пройти 14 февраля, но, по нашим данным, покупателя найти не удалось.

ПОТЕНЦИАЛЬНЫХ БАНКРОТОВ В РЕСПУБЛИКЕ В ДЕСЯТЬ РАЗ БОЛЬШЕ

Итак, уже набралась первая тысяча заявлений о банкротстве, но что нас ждет дальше? Согласно данным, предоставленным «БИЗНЕС Online» Объединенным кредитным бюро, по статистике на 1 января 2017 года республика не входит в Топ-5 российских регионов по количеству возможных банкротств «физиков». В антирейтинге лидируют Москва (98 тыс. человек, доля от общего количества заемщиков — 1,5%), Московская область (55,7 тыс. человек, 2,15%), Санкт-Петербург (35,3 тыс. человек, 1,48%), Краснодарский край (28,7 тыс. человек, 1,84%) и Свердловская область (23,2 тыс. человек, 1,62%). В потенциальные банкроты граждане записываются по следующим формальным признакам: открытые кредиты, долг свыше 500 тыс. рублей и просрочка платежей свыше 90 дней.

Татарстан находится на 17-м месте — 10,4 тыс. человек и 1,1% от общего количества с открытыми счетами (по последнему показателю Татарстан занимает 61-е место). Иначе говоря, за год с небольшим действия закона в арбитраж пожаловались уже на каждого десятого потенциального банкрота.

Подчеркнем, эта статистика основывается на базе данных Объединенного кредитного бюро, в котором сконсолидирована информация о 230 млн. кредитных историй по 66,5 млн. граждан России. Информация в бюро относится к физическим лицам, поэтому их кредиты отмечаются как потребительские. «Хотя мы знаем, что большое количество индивидуальных предпринимателей оформляют кредиты на развитие бизнеса как потребительские», — добавляют в бюро.

Открытые кредиты имеет 48% экономически-активного занятого населения Татарстана, средний долг одного жителя республики перед банками составляет 153 тыс. рублей. В целом по РФ кредиты имеет 61% экономически активного занятого населения. Средний долг россиян составляет 208 тыс. рублей.

Среднестатистический портрет потенциального банкрота-физлица следующий: мужчин среди них 55%, женщин — 45%. Возраст: до 25 лет — 1%, 25 — 30 лет — 10%, 30 — 35 лет — 18%, 35 — 40 лет — 17%, 40 — 45 лет — 16%, 45 — 50 лет — 13%, 50 — 60 лет — 20%, 60 лет и старше — 5%.

 

847 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Нашли ошибку? Выделите фразу и нажмите Shift + Enter

Автор публикации

не в сети 2 дня

Администрация сайта

Комментарии: 1Публикации: 1028Регистрация: 06-04-2015

источник:https://www.business-gazeta.ru/article/338309

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 − 8 =